Выдержки из альбома «Русская парфюмерия XIX — начало XX века» Кожаринов В. В. — 2

Рассказывая о парфюмерии, невозможно обойти стороной аптечную тему. И не только потому, что некоторые российские предприниматели-парфюмеры начинали свою карьеру провизорами или успешно сочетали аптечный и парфюмерный бизнес. Без развития аптечного производства было бы немыслимо возникновение в России парфюмерного дела. Историческим толчком к этому послужил знаменательный указ Петра Великого о создании в России первых восьми «вольных» аптек. Это произошло 22 ноября 1701 года.

Одна из грамот на устройство первых частных аптек была дана московскому гражданину Даниилу Гурчину. В подлиннике грамоты Петра I сказано, что аптеку эту следует открыть «из стрелецких мест за Никольскими воротами». Оттуда и берет начало «родословная» некогда крупнейшей в мире «Старо-Никольской» аптеки. В дальнейшем она сменила нескольких хозяев, и наконец в 1832 году »ее приобрел аптекарь первого класса, бывший владелец «Якиманской» аптеки Карл Иванович Феррейн, в свое время закончивший Московский университет и получивший в нем ученую степень к «аптекаря первого класса».

076 075
074 073

Зайдите со стороны Лубянской площади на Никольскую улицу и обратите внимание на стоящий справа, второй от угла четырехэтажный дом, исполненный в стиле «модерн». Это и есть знаменитая в прошлом «Старо-Никольская» аптека, известная поныне под номером «1”. «Словно к богатой содержанке идешь… — думал он, взбираясь по аптечной лестнице, лоснящейся и устланной дорогими коврами. — Ступить страшно!» — так охарактеризовал «Старо-Никольскую» в своем рассказе «В аптеке» А.П.Чехов. Расцвет крупнейшей в мире «Старо-Никольской” аптеки связан с именем Владимира Феррейна, сына Карла Феррейна. При нем, в период с 1893 по 1904 год, аптека была капитально реконструирована по проекту известного русского архитектора А.Эрихсона.

Трудно представить, чтобы в какой- либо из современных аптек было свыше тысячи человек персонала… Именно столько сотрудников насчитывала в 1914 году «Старо-Никольская» аптека В.К. Феррейна. В ней трудились три человека с научными степенями и свыше ста имели высшее медицинское образование. «Старо-Никольская» аптека по заслугам именовалась крупнейшей в мире кузницей лекарств, парфюмерии и косметики. Кроме того, фирма В.К.Феррейна выпускала так называемые «медицинские» вина: мадеру, херес, портвейн, малагу.

072 071
070 069

«Старо-Никольская» аптека имела собственные магазины, стеклодувную мастерскую, фабрику химических продуктов, плантацию лекарственных трав и парфюмерно-косметическую лабораторию. В 1896 году на Всероссийской нижегородской выставке изделия “Товарищества В.К. Феррейн” были удостоены золотой медали. Фирма В.К.Феррейна выпустила в 1913 году более двухсот наименований духов, одеколонов и прочих парфюмерно-косметических товаров.

Среди дореволюционных фирм, производивших не только парфюмерно-косметические, но и аптекарские товары, компания В.К.Феррейна занимала, конечно же, исключительное место. Но были и другие промышленники, удачно совмещавшие аптечное (лекарское) дело с изготовлением парфюмерии и косметики. Одно из них — химико-фармацевтическое “Товарищество Р. Келер и К”. Оно располагалось на бывшей Вороньей улице, неподалеку от Андроникова монастыря. Фирма Романа Келера имела стекольный завод в Всрбилках и мыловаренный завод в Хорошеве. Собственностью Товарищества были 17 (!) магазинов в одной только Москве.

067 066
065 063

Товарищество Р. Келера возникло в 1862 году, сразу после отмены крепостного права. Это не случайно. Освобожденные от крепостной зависимости крестьяне хлынули в города на заработки. Как это ни странно, но среди зачинателей новых промышленных производств того времени были помещики, утратившие значительную долю своих доходов после антикрепостнической реформы 1861 года. Таким образом, они становились новыми буржуа. Особую известность фабрике Р.Келера принесли походные и иные аптечки. Среди них были как маленькие, способные умещаться в саквояже сельского врача, спешащего по вызову в какую-либо деревню, так и большие, размещавшиеся позади кабины на рессорной повозке или в багажнике автомобиля. Одна из таких аптек производства Товарищества “Р.Келер и К” сопровождала в далекую сибирскую ссылку российского императора Николая II.

Еще одним примером сочетания врачебной и парфюмерно-косметической деятельности была фирма, которую возглавлял московский провизор Александр Митрофанович Остроумов. Рядовой провизор, он в 1885 году изобретает оригинальное мыло от перхоти. Оно сразу же завоевало такую популярность, что Остроумов в короткое стал состоятельным человеком и смог открыть фабрику парфюмерно-косметических товаров. Как единственная, но хорошая книга может прославить писателя, а смелый поступок — сделать человека героем века, так изобретенный  Остроумовым крем «Метаморфоза» позволил безвестному в общем-то провизору стать всероссийской знаменитостью. Крем «Метаморфоза» выпускался более тридцати лет. Его можно было видеть на прилавках московских магазинов, торговавших парфюмерией и косметикой, еще в начале 20-х годов…

062 060
059 058

Уже в 1900 году накопленный капитал позволил Остроумову основать Товарищество парфюмерного профиля. Очень скоро фирма Остроумова встала в один ряд с крупнейшими и старейшими парфюмерными компаниями России. Исключительной и единственной особенностью Товарищества А.М.Остроумова было производство им медицинских и гигиенических средств. Следующим не менее впечатляющим достижением Остроумова явилось создание в 1910 году уникального в .своем роде Института врачебной косметики, для которого специальная лаборатория фирмы изготавливала кремы, лосьоны, пудры, гримы, лечебные средства.

Немало сил и таланта Остроумов отдал созданию специальных косметических препаратов для артистов. Многие известные актрисы дореволюционной России отдавали предпочтение парфюмерии и косметике Остроумова. Среди них настоящие примы российского искусства: актрисы .Большого театра Антонина Нежданова и Елена Степанова, балерины из Санкт-Петербурга Тамара Карсавина и Мария Петипа, дочь известного русского хореографа Мариуса Петипа; Вера Пашенная из Малого театра и знаменитая в начале XX века исполнительница русских песен Надежда Плевицкая. А вот какие стихи посвятила парфюмерии Остроумова певица императорских театров Евгения Попелло-Давыдова:

Вы спрятали в граненом хрустале
Волнующую гамму ароматов.
И ею дамы, так сдается мне,
Мужьям устроят много «шах и матов»!

055 054
053 052

В ряду предпринимателей, прославивших некогда Россию, по-своему уникальной личностью был фабрикант-кондитер Адольф Сиу. Его фабрика располагалась сразу за Тверской заставой, неподалеку от современного Белорусского вокзала (сегодня бывшая фабрика А.Сиу называется «Большевик»). В начале века А.Сиу соперничал с не менее знаменитыми кондитерами Жоржем Борманом, Алексеем Абрикосовым и Фердинандом Эйнемом. Пальма первенства была за Сиу. Основные производственные площади фабрики Сиу занимало кондитерское производство. Ввиду ограниченных площадей, а также из-за того, что кондитерское производство приносило Сиу достаточно оборотных средств, он выпускал преимущественно «высшую парфюмерию», не опускаясь до дешевой массовой продукции. Это обстоятельство подтверждается простым сравнением: в начале нашего века фабрика Сиу производила более 120 разновидностей духов и 30—40 наименований одеколона.

Просуществовав 56 лет, Торговый дом “А.Сиу и К” был национализирован, а вскоре после революции выпуск парфюмерии был прекращен. Однако какое-то время — в начальный период советской власти — фабрика «Большевик», ставшая преемницей знаменитой «А.Сиу», еще продолжала выпускать парфюмерно-косметические товары. Бесспорно, примечательным представляется в этом смысле небольшой флакон из- под духов «Свежее сено» под маркой «Большевик». Надпись на этикетке выполнена в «старорежимной» манере, с написанием буквы «Ъ», которая уже в 1918 году была изъята из русского алфавита в результате его реформы.

051  049
 048  047

Зачинателем парфюмерной индустрии в России можно по праву считать Альфонса Ралле. Именно он основал в 1843 году в Москве, в районе Бутырского хутора, парфюмерную фабрику, которая вскоре стала крупнейшим производителем парфюмерии в нашей стране. Стоит упомянуть, что прообразы будущих гигантов парфюмерной промышленности в России существовали и прежде. Они выпускали душистые воды, «о-де-колони», помады. Так, в Петербурге еще в 1792 году появилось «помадное заведение» «Иван Герке и К”, основанное «первостатейным» купцом Александром Федоровичем Герке.

Четверть века спустя, в 1817 году, на том же Бутырском хуторе и даже на той же улице, где впоследствии А.Ралле открыл свое парфюмерное производство, возникла парфюмерная фирма “Луи Буис и К». Трудно сказать, была ли она каким-то образом связана с фирмой Ралле, появившейся на свет, как мы знаем, 25 лет спустя, или та же «Ралле» в конце концов поглотила «Луи Буис и К»… Во всяком случае, фабрика Буиса существовала вплоть до начала 60-х годов прошлого столетия. Товарищество “А.Ралле и К” было рекордсменом как по объему выпускавшейся им парфюмерной продукции, так и по количеству наград, завоеванных на различных промышленных выставках. Единственная из российских компаний, она четырежды получала Государственный герб России — высший наградной знак, присуждавшийся предпринимателям за качество производимых ими товаров.

045  044
 043  042

Кроме упомянутых были в России XIX-начала XX века и другие парфюмерные фирмы, известные своими изделиями далеко за пределами нашего Отечества. Среди них Товарищество парфюмерной фабрики «С. Чепелевецкий с сыновьями» — обладатель высших наград на всемирных выставках в Милане, Париже, Антверпене, Мадриде, Гааге. Не менее знаменитой в тот же период была Санкт-Петербургская техно-химическая лаборатория, в состав которой входили Товарищества «Гигиена» и «Василий Аурих». Свой след в истории российской парфюмерии и косметики оставили фабриканты Константин Эрманс, Николай Маттейсен, Эмиль Бодло, Фердинанд Мюльгенс и другие. Отдельными видами парфюмерно-косметических средств прославились доктор медицины Мстислав Боголюбов, выпускавший борно-ментоловую пудру, аптекарь Александр Рубановский — своим мылом, а также Николай Петров — монополист российского рынка в производстве лечебно-косметического тополевого бальзама.

Несмотря на то, что в течение нескольких десятилетий пальму первенства в российской парфюмерной индустрии прочно удерживал Альфонс Ралле, к началу XX века его оттеснил другой крупнейший парфюмерный фабрикант, Генрих Брокар. Среди десяти ведущих парфюмерных компаний того времени Товарищество “Г.Брокар и К” занимало совершенно особое, выдающееся место. И не только потому, что к началу революционных событий в России фабрика Генриха Брокара стала крупнейшей в Европе… Есть личности, олицетворяющие собой дух эпохи. И уж коли нами было сказано, что в конце XIX — начале XX века российское парфюмерное дело переживало золотой век, то связано это было не в последнюю очередь со знаменитым российским парфюмером Генрихом Афанасьевичем Брокаром.

 040 039
 038  034

Жизненный путь Генриха Брокара очень схож с карьерой другого выдающегося француза, Мариуса Петипа, еще молодым человеком приехавшего в Россию и здесь прославившего себя и русскую балетную школу. Талантливый человек везде остается таковым. Генрих Брокар был потомственным парфюмером. Еще в юности он с отцом и братом уезжает в Филадельфию, где они продолжают заниматься парфюмерным бизнесом, используя неизвестные пока в Европе новейшие американские технические достижения. Пять лет спустя Брокар-старший возвращается в Париж, а его сыновья, младшему из которых, Генриху, было всего четырнадцать лет, остаются в Новом Свете. Братья Брокар настолько успешно повели дело, что за качество своих парфюмерных изделий получили медаль.

Очевидно, парфюмерное производство братьев Брокар процветало бы в Америке и дальше, но в 1861 году Генрих отправляется в Россию… Здесь он знакомится с Шарлоттой Равэ, дочерью обрусевшего бельгийца. Неизвестно, как бы сложилась дальнейшая судьба Генриха, если бы Шарлотта не уговорила молодого парфюмера навсегда остаться в России. С 1861 и до конца 1863 года Брокар прослужил в качестве главного парфюмера на фабрике Константина Гика в Москве. Вскоре он изобрел совершенно новый способ изготовления концентрированных духов, что явилось по тем временам весьма ценным новшеством в парфюмерном искусстве. Брокару последовало предложение от одной из крупнейших французских фирм — «Торговый дом Легран» — занять место директора фабрики, но он ответил отказом. Свое изобретение Брокар продал другой французской фирме, “Рур Бертран”, за 25 тысяч франков. На эти деньги в Теплом переулке, в Хамовниках, Генрих Брокар открыл 15 мая 1864 года собственное предприятие.

033 031
 019  018

Эта первая «фабрика» была устроена Брокаром в бывшей конюшне домовладелицы Фаворской. Все оборудование ее состояло из каменной ступки для растирания душистых веществ, нескольких кастрюль и отапливаемой дровами плиты. Брокар, рабочий Герасим и ученик Бурдаков варили не более 120 кусков мыла в день. Кстати, Алексей Иванович Бурдаков прошел весь путь от начала брокаровского дела до его расцвета и впоследствии стал Почетным гражданином Москвы. С самого начала своей предпринимательской деятельности в России Брокар показал себя изобретательным человеком, новатором, в таком, казалось бы, скучном деле, как изготовление мыла. Первым было выпущено мыло «Детское». На каждом его куске пропечатывалась одна буква русского алфавита. Желающие могли составить всю азбуку. В этом сугубо коммерческом предприятии уже тогда наметилось просветительское начало в деятельности Брокара.

Благодаря дешевизне брокаровского мыла обитатели российской глубинки впервые за свою жизнь узнали, что такое средства личной гигиены, попутно постигая азы грамоты. Этому, кстати, служили и этикетки… Так, на этикетке «Народной помады” печатались тексты коротеньких басен И.Крылова. Зимой 1864 — 1865 годов Брокар еще сам развозил свою продукцию по купеческим лавкам на санях, но спустя три года так разжился, что стал пользоваться «калиберами» — так в послереформенной России назывались извозчичьи экипажи.

Парфюмерное производство конца 60-х годов прошлого века было развито довольно слабо, несмотря на двадцатилетнюю его историю, если за точку отсчета принимать открытие в 1843 году фабрики Альфонса Ралле. Об этом свидетельствует тот факт, что, выдавая Генриху Брокару удостоверение на право варить мыло, власти Москвы отнесли его занятие к «фельдшерному цеху»: тогда еще не существовало парфюмерии как узаконенной отрасли промышленности.

Главной особенностью предпринимательской деятельности Брокара в самом ее начале был выпуск продукции, которая бы не нуждалась в специальной рекламе и пользовалась спросом прежде всего у беднейших слоев населения России. Так появилось мыло «Шаромъ», имевшее диаметр чуть более 4 см. Оно стоило 5 копеек. Вслед за ним Брокар изобретает новое, «Народное” мыло, цена которому была всего лишь 1 копейка. Это мыло тотчас приобрело всероссийскую известность, и на московской Выставке русских производств в 1865 году оно завоевало серебряную медаль. Другое дешевое мыло, «Огурец», не сходило с прилавков российских магазинов почти четверть века. По внешнему виду оно не отличалось от настоящего огурца и раскупалось просто как игрушка.

Стремясь расширить производство, Брокар переводит свою фабрику в новое помещение на Зубовский бульвар. Спустя два года, в 1866 году, Брокару и тут стало тесно — он переезжает на Красную Пресню… И вот осенью 1869 года в истории брокаровской фирмы происходит знаменательное событие: она перемещается в купленную Брокаром усадьбу за Серпуховскими воротами на углу Арсеньевского переулка и Мытной улицы. Началось строительство новых цехов и расширение производства. Стремясь увеличить оборотный капитал, Брокар в 1871 году основывает на паях с купцом Василием Германом «Торговый дом Брокар и К». Брокар отправляется в путешествие по Европе и пишет жене из Парижа: «Что касается сортов хороших мыл и их качеств, то здесь, в Германии и Франции, все сорта мыл находятся на весьма невысоком уровне, а у нас вырабатываются гораздо лучшие мыла. Видишь, каким гордым я стал».

016 015
 012

 

Летом 1873 года Москву посетила сестра будущего российского императора Александра III, герцогиня Эдинбургская Мария Александровна. Приветствуя гостью, Брокар преподнес ей в подарок букет восковых цветов, составленный из нарциссов, ландышей, фиалок и роз, ароматизированных соответствующими запахами. Эффект натуральности этого букета оказался настолько велик, что пораженная герцогиня удостоила Брокара звания Поставщика Ее Императорского Высочества. Отныне Брокар имел право проставлять на своей продукции вензелевое изображение княжеского герба Марии Александровны.

Брокар продолжает участвовать в международных и российских выставках, в частности, Нижегородской ярмарке. Участвуя в ней, Брокар попутно завязывает торговые связи с купцами из Персии, Бухары, Китая, Японии и других стран. В конце 70-х годов Брокар осваивает выпуск очень дешевых парфюмерных наборов, в которые входили мыло, духи, одеколон, саше, помада. Когда в магазине на Тверской началась продажа этих наборов, собралось столько народа, что для предотвращения беспорядков вызвали полицию. За шесть часов магазин продал 2000 наборов, после чего пришлось прекратить торговлю во избежание нежелательных эксцессов. Вообще говоря, Брокар любил эпатировать публику, поражая ее воображение совершенно небывалыми поступками, вызванными в основном коммерческим расчетом. Например, в 1882 году на Всероссийской промышленно-художественной выставке Брокар устроил фонтан из только что изобретенного им цветочного одеколона. Каждый посетитель выставки мог им подушиться. В результате этот одеколон получил Большую золотую медаль. И в дальнейшем — на выставках в Риге, Бостоне, Барселоне, Антверпене — парфюмерия Брокара была удостоена золотых и серебряных медалей.

Российские парфюмеры конца XIX — начала XX века добились всемирно признанных успехов не только в изготовлении духов, одеколонов и прочей парфюмерной продукции. Самых совершенных результатов достигли также мастера, создававшие флаконы, футляры, этикетки. Однако предрассудки, как известно, сильнее законов. Мода на все заграничное ставила французскую и иную западную парфюмерию как бы заведомо в ранг приоритетной. Естественно, это приносило убытки российским фабрикантам и, кроме того, уязвляло их профессиональное самолюбие. Чтобы продемонстрировать российской публике ее заблуждение относительно действительных ценностей в парфюмерии, Брокар провел занимательный эксперимент. В присутствии независимых свидетелей он приказал своим служащим разлить духи известной парижской парфюмерной фирмы «Любэн» во флаконы фирмы «Брокар». Они были отправлены в магазин, а по прошествии некоторого времени какое-то количество покупателей возвратили их с жалобой на плохое качество.

В начале 1893 года «Торговый дом Брокар и К» переименовывается в Товарищество… Это означало, что отныне единоличными хозяевами фабрики и магазинов стало семейство Брокаров. В 1896 году на Всероссийской выставке в Нижнем Новгороде фирма Брокара была удостоена главной награды — Государственного герба России. К сожалению, в декабре 1900 года Генрих Афанасьевич Брокар скончался. Последней из полученных им при жизни нала «Гран При» на Всемирной выставке в Париже, где участвовали самые известные парфюмерные фирмы мира.

Брокар — один из тех выдающихся российских предпринимателей, которые оставили свой неизгладимый след в истории не только российской промышленности, но и культуры. С большим уважением относимся мы к памяти великих наших соотечественников — ценителей искусства, таких, как меценат Савва Морозов и братья П.М. и С.М. Третьяковы. В один ряд с ними можно по праву поставить и крупнейшего российского коллекционера живописи и мецената Генриха Брока- ра. Его знал всякий мало-мальски образованный человек в дореволюционной России.

Со слов нашего знаменитого писателя и журналиста В.Гиляровского известна достопримечательность старой Москвы — Сухаревский рынок. Порой на нем можно было купить по сносной цене весьма ценные вещи, в том числе предметы антиквариата. Именно здесь в 60-х годах прошлого столетия тогда еще молодой предприниматель Брокар приобрел по случаю ничем не примечательную с виду картину, которая после реставрации оказалась подлинником работы великого немецкого живописца эпохи Возрождения Альбрехта Дюрера. Коллекционирование стало вторым увлечением Генриха Брокара. Впрочем, творчество художника сродни творчеству парфюмера — изобретателя новых ароматов, разница лишь в том, что первый использует в качестве материала гамму красок, тона и полутона отдельных цветов, светотени, а второй — отдельные основные запахи и их полутона, нюансы, оттенки…

Оказавшись в плену новой страсти, Брокар интенсивно скупал полотна знаменитых художников, среди которых со временем стали превалировать работы фламандской школы: П.Рубенса, А.Ван- Дейка, Ф.Снейдерса и др. Кроме живописных полотен он приобрел много редчайших книг, предметов из бронзы, фарфора, хрусталя, а также оружие, фрески; гербы дворянских родов России, посуду и мебель эпохи Екатерины II, статуи, дамские украшения… 21 марта 1891 года в Верхних торговых рядах состоялось открытие грандиозной выставки антиквариата из собрания Брокара. По абсолютной своей значимости коллекция Брокара уступала лишь Эрмитажу, Третьяковской галерее и Румянцевскому музею (Дому Пашкова). После революции 1917 года экспозиции большинства российских музеев были закрыты по причине «буржуазности» экспонировавшихся в них картин. В то же время музей-квартира Брокара, открытый вдовой знаменитого парфюмера в начале 900-х годов, продолжал еще некоторое время существовать и после революционных потрясений под названием Музея пролетарского западноевропейского искусства.

Фабрика Брокара была национализирована в начале 1918 года. В этом смысле она разделила участь других таких же фирм. С началом гражданской войны надобность в парфюмерии отпала. Ушли в прошлое названия некогда известных парфюмерных производств, и большинство их стало выпускать мыла для красноармейцев. Прежние парфюмерные фабрики получили номера… Так, бывшая Брокара стала называться Государственным мыловаренным заводом №5.

 

083 080
079 078

С приходом в 1921 году нэпа отношение людей к парфюмерии стало меняться. Возник государственный трест «Жир- кость», объединивший несколько бывших парфюмерных и косметических производств, в том числе знаменитые некогда фабрики А.Ралле и Г. Брокара. Безликие «номерные» заводы начали тяготиться своим положением и ходатайствовали перед Советом Народных Комиссаров о присвоении им собственных имен, разумеется, нового, революционного звучания. И вот с 1 ноября 1922 года бывшая фабрика Брокара обрела новое название: Государственный мыльно-парфюмерный завод «Новая Заря».

Примечательно, что в первые постреволюционные годы, особенно в «раннем нэпе, на этикетках одеколонов и духов, помимо своего названия, новые фирмы добавляли: «Бывшая Брокара» или «Бывшая Ралле», «Бывшая Сиу»… То же самое указывалось на стекле при изготовлении флаконов. Встречаются еще более удивительные приметы. На отлитые уже по новым советским формам флаконы наклеивались старые этикетки. Но время нэпа было скоротечным, вот почему парфюмерия того периода является по-своему оригинальной, как все то, что создается на стыке социальных эпох. Сегодня кажутся забавными некоторые образцы парфюмерии начала 20-х годов. Например, флакон одеколона “Новая Заря”, на этикетке которого изображены рабочий и колхозница, устремившие взгляды на занимающуюся зарю… На заднем плане — фабричные трубы, из которых валит дым и летит в сторону поднимающегося Солнца.

Рассказывая о парфюмерно-косметической индустрии старой России, мы незаслуженно мало сказали о мастерах стекольного дела и художниках-дизайнерах, ибо сведения о них очень скупы. И это несмотря на то, что их заслуги в становлении и развитии парфюмерного дела в России огромны. Впрочем, имена некоторых художников все-таки известны. На фабрике Брокара работал в качестве «придворного» художника В.Российский. Он создал целую галерею рисованных портретов семейства Брокаров. Другой художник, А.Евсеев, в 1925 году сделал эскиз парфюмерной коробки для набора «Красная Москва».

Мало кто знает, что в 1912 году — в преддверии 300-летия Дома Романовых — на фабрике Брокара были изобретены духи «Любимый букет императрицы». Они-то и были спустя 13 лет переименованы в «Красную Москву». Уже более 80 лет эти духи пользуются спросом не только в России, но и за ее пределами. Примером другого парфюмерного долгожительства может служить одеколон «Северный», также созданный фирмой Брокара. Флакон этого одеколона исполнен в виде белого медведя, стоящего на вершине снежной глыбы. Он не претерпел изменений до наших дней.

История российской парфюмерии насчитывает более полутора столетий. В парфюмерных изделиях воплощен талант их создателей. Почти в каждом флаконе, пудренице, коробке — будь они изготовлены А.Сиу, С.Чепелевецким, А.Ралле, А.Остроумовым, Г.Брокаром или другими нашими парфюмерами — мы увидим мотивы русской, природы или отображение знаменательных событий, связанных с историей Отечества. Здесь и память о династии российских царей, и дань героическому противостоянию россиян нашествию наполеоновских полчищ, портреты выдающихся деятелей России, членов некогда царствовавшего Дома Романовых. Часто рядом с «высокими» мотивами в нашей парфюмерии XIX — начала XX века соседствовали приметы простой, даже деревенской жизни, как, например, представленный в этой книге парфюмерный прибор «Девушка на тыне”. На другом флаконе — яйце мы видим еще одну сцену сельского пейзажа: гуляющее по огороду куриное семейство. Большинство предметов старой парфюмерии вызывает в душе улыбку и хорошее настроение. Не случайно так много в названии духов и одеколонов упоминаний о весне и любви.

Общепризнано, что парфюмерия — искусство. И, как всякое искусство, она имеет своих подлинных ценителей. Во многих странах мира парфюмерии посвящены книги, опубликованы каталоги этой продукции разных времен. Создаются музеи… К сожалению, ничего подобного в нашей стране пока еще нет. Сегодня мы по крупицам собираем сведения об отечественных парфюмерах дореволюционного периода, находим чудом сохранившиеся образцы парфюмерной посуды. И как итог — этот наш альбом. Скромная дань незаслуженно забытым творцам российской парфюмерии.

089 090
087 088

ЗНАМЕНИТЫЕ РОССИЙСКИЕ ПАРФЮМЕРЫ
Товарищество «Г Брокар и К»
Товарищество «А. Ралле и К»
Товарищество «А.М. Остроумов»
Товарищество «А. Сиу и К»
Товарищество»Р. Келер и К»
Товарищество «В.К. Феррейн»
Санкт-Петербургская техно-химическая лаборатория Товарищество «С. Чепелевецкий с сыновьями»
«А. Буис и К»
«Э. Бодло и К»
Акционерное товарищество «Модерн»
Акционерное товарищество «К. Эрманс и К»
Стекольный завод И. Ритинга
Стекольный завод С. Глинского
Завод братьев Грибковых

109 108
 107  105
 106  104
 103  102
 101  099
 098  097
 096  095
 094  091
 086  082
 081  014

 

007

026084

008027077093
041056057068085100 046

050

061064092

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *